yadocent (yadocent) wrote in tov_trotsky,
yadocent
yadocent
tov_trotsky

Category:

В.Островский. "Троцкий"


©"Заметки по еврейской истории"
Август 2005 года



К 65-летию со дня убийства




    Я могу сказать, что живу на земле
     не в порядке правила, а в порядке исключения.

Лев Троцкий


     Писать биографию или даже портрет Троцкого в рамках одной статьи - занятие бесполезное, так как эта личность чрезвычайно сложная и многообразная, впитавшая в себя все парадоксы того непростого времени, в котором он жил. Существует много капитальных трудов о Троцком, причём на любой вкус: начиная от восторженных (ранних), продолжая резко критическими, и, наконец, кончая сравнительно взвешенными (современными).

   Можно по-разному относиться к этому человеку, однако, не признать, что в истории марксизма троцкизм существовал и существует, невозможно. Видимо, Ленин не успел раскрыть себя за короткий срок пребывания у власти, а Сталин - почти за 30 лет показал такой ужас авторитаризма, что у коммунистов всего мира осталась одна, правда, гипотетическая надежда - учение убитого Сталиным Троцкого, который, будучи выдающейся личностью, никогда не стоял у руля власти.

    Для моего "сталинского" поколения, даже имя Троцкого было запретным - я помню старую (за 1925 год) подшивку "Огонька", которую рискнули сохранить мои родители: портреты "врагов народа" Троцкого и "троцкистов" были впоследствии тщательно затушёваны. Ведь обвинение в троцкизме оборачивалось смертью. Что же касается самого Троцкого, его родных или людей, имевших любое касательство к нему, то почти все они были уничтожены в сталинской мясорубке.

Л.Д. Троцкий

   Удивительно, что судьба даровала ему ещё десять лет жизни после высылки из СССР в 1929 году (кстати, Сталин считал высылку Троцкого одной из главных ошибок своей жизни - он должен был быть уничтожен дома, в СССР). Многих политических деятелей и миллионы простых людей, не разделявших взгляды Троцкого, под маркой борьбы с троцкизмом постигла гибель. На политических процессах 30-х годов и последующих, обвинение в троцкизме приравнивалось к шпионажу и измене родине. Такое положение объяснялось просто: Сталин хорошо понимал, что и в политическом , и в военном, и в интеллектуальном плане он не может сравниться с Троцким. Видя в интеллигентах потенциальных сторонников Троцкого, он уничтожал их единственным оружием, которым владел в совершенстве - оружием интриги и силы. Эта тактика принесла блестящие результаты.

     Художник-эмигрант Ю.П. Анненков, рисовавший портреты и рисунки революционных вождей, характеризует Троцкого как интеллигента "в подлинном смысле этого слова", художник замечает, что "культурный уровень большинства советских властителей был невысок. Это были очень способные захватчики, одни с идеологическим уклоном, другие - как Сталин - с практической "неуклонностью"... Рано или поздно они должны были оказаться противниками". Троцкий выиграл... войну с прежним режимом. Когда же настала борьба за захват власти внутри партии, внутри нового государства, он как интеллигент неминуемо должен был проиграть, что и произошло. Интересно, что много лет спустя, в 1930 году, выдающийся русский философ Н.А. Бердяев, принципиальный противник коммунизма и революций вообще, дал похожую характеристику Троцкому:
    "Бесспорно, Л. Троцкий стоит во всех отношениях выше других большевиков, если не считать Ленина... Л. Троцкий - один из немногих, желающих сохранить красоту образа революционера". Возможно, именно в этом желании, во многом идеалистическом, и кроется притягательная сила идей Троцкого.




     Выходец из семьи, обитавшей в еврейской черте оседлости, Лев Давидович Бронштейн (Троцкий) родился 25 октября (7 ноября) 1879 года в деревне Яновка Херсонской губернии в семье зажиточного колониста - землевладельца. В имении была паровая мельница, каждую уборку урожая отец нанимал десятки наёмных рабочих. Он всю свою трудовую жизнь был неграмотным: лишь к концу жизни с трудом выучил алфавит, чтобы читать заголовки книг и статей своего младшего сына. Любовь к чтению и знаниям своим детям привила мать - полуграмотная домохозяйка. На становление будущего вождя революции решающее влияние оказала учёба. Вначале это был хедер, где он учился неважно (у всех членов их семьи религия занимала символическое место). После окончания хедера - Одесса, где учился в реальном училище имени Святого Павла и был всегда первым учеником по всем предметам. "Быть всегда и везде первым!" - такой девиз остался у него на всю жизнь. Сочетание выдающегося таланта, ораторских способностей, привлекательной внешности и умения "себя преподнести" впоследствии привело к тому, что им многие восхищались, а многие - недолюбливали (посредственность всегда завидует таланту). Со временем осознание собственной исключительности привело к формированию эгоистических черт в его характере.

     Революционное мышление молодого Бронштейна начало развиваться в 17 лет. В Николаеве он познакомился с группой молодых людей-народников. В этом кружке лишь один человек исповедовал иную тактику борьбы с самодержавием - Александра Соколовская (дочь народника). Эта молодая женщина читала Маркса, Энгельса и защищала марксизм. В то время Бронштейн был противником Маркса, хотя не прочёл ни одной его работы. Соколовская - первая, которая аргументировано познакомила его с марксизмом. Он спорил с ней, совершенно не зная предмета спора, руководствуясь лишь логикой и интуицией. Она была старше на шесть лет, и с улыбкой слушала его заявления о том, что "марксизм несостоятелен", однако, не могла не отметить оригинальность его рассуждений, парадоксальность выводов.

Молодому Бронштейну уже тогда больше нравилась теория радикального романтизма, сильной личности, блестящего героя. В этом споре победили доводы Александры. Вскоре они поженились: "свадьба" проходила в тюрьме, так как оба были арестованы за нелегальную деятельность. Они любили друг друга - об этом свидетельствуют письма. Неудача первой русской революции стоила Троцкому пожизненной ссылки в Сибирь, однако, вскоре он бежал. Тюрьма и ссылка при царизме не имели ничего общего с ГУЛАГом большевиков. Ведь практически все лидеры большевиков во главе с Лениным, жили в ссылке в человеческих условиях и обычно бежали за границу. Возможно, они учли эти "недостатки бесчеловечного" царского режима, и, придя к власти, создали свою карательную систему, лишённую прежних "недостатков".

Он и сам не знал, что менее чем через три года в сибирской ссылке около Иркутска он покинет жену с двумя дочками, объяснив ей свой поступок революционной необходимостью, желанием бежать из Сибири в Европу, чтобы принести наибольшую пользу их общему делу. И она пожертвовала всем ради революционных идеалов: дочерьми, будущими зятьями, тремя внуками и, наконец, собой. Последними её словами напутствия были: "Иди, тебя ждёт большая судьба".

По человеческим меркам его поступок можно было назвать предательством, по революционным - жертвой. В его жизни было много жертв: в одних случаях причиной был коммунистический экстремизм большевиков вообще (и Троцкого, в частности); в других - сталинистов, когда жертвами стали миллионы "троцкистов", его близкие и, наконец, он сам. В результате, судьба отняла у него всё, кроме места в истории. Первая эмиграция Троцкого началась в 1902 году (в ней он проведёт в общей сложности третью часть своей жизни). В Лондоне в то время собрался весь цвет русского марксизма: Ленин, Плеханов, Мартов, Дан, Аксельрод, Засулич... Троцкому было тогда 23 года. Он много писал, вступал в дискуссии - в общем, был в своей стихии. Ленин дал такую оценку Троцкому: "Человек, несомненно, с недюжинными способностями, убеждённый, энергичный, который пойдёт ещё вперёд...". Предложение Ленина: ввести Троцкого в 1903 году в состав редколлегии "Искры" с правом совещательного голоса.

Высоко ценила Троцкого Вера Засулич, которая однажды в присутствии Плеханова сказала о нём: "Этот парень - несомненно, гений". "Отец-основатель" обиделся: заходящая звезда завидовала восходящей - в 1917 году он с сарказмом назвал Троцкого "любовником революции". Троцкий был наибольшим "европейцем" из всех российских большевиков: блестяще говорил на немецком и французском языках, слабее - на английском и был "своим" у социал-демократов Франции, Германии, Швейцарии, Англии. Везде у него были близкие знакомые, журналисты. Во время эмиграции он общался с такими выдающимися социал-демократами как К. Цеткин, Р. Люксембург, К. Либкнехт, А. Бебель, Ф. Меринг, Э. Бернштейн и многими другими, одно перечисление имён которых свидетельствует о том, что Троцкий был вхож в круг выдающихся личностей, где его ценили за остроту и живость ума, энергию, широту взглядов, самостоятельность суждений, умение прогнозировать ход политических процессов.

Живя в Вене, он занимался самообразованием (хотел даже сдавать экзамен за курс университета, однако, объём его знаний к тому времени был выше, чем у многих профессоров.) В первой эмиграции (1902-1905 гг.) Троцкий встретил в Париже умную, молодую и красивую женщину - Наталью Седову, эмигрантку из России, изучавшую курс истории искусств в Сорбонне. Возникшая между ними любовь заставила Наталью Ивановну уйти от своего мужа. Все последующие невероятные взлёты и падения Троцкого разделила с ним его вторая жена - исключительно мужественная женщина. Он не раз повторял, что самые трудные периоды своей жизни сумел преодолеть благодаря её любви и поддержке. В Вене у них было уже два сына: Лев и Сергей.

Материальное положение семьи было относительно удовлетворительным (в сравнении с другими эмигрантами), благодаря помощи отца и его журналистской деятельности. Они с женой посещали многочисленные венские музеи и картинные галереи, и он писал статьи по искусству в газету "Киевская мысль". Здесь интеллект Троцкого впервые столкнулся с интеллектами эмигрантов, долгие годы проживших на Западе (Аксельрод, Дан, Парвус) и постепенно выработавших космополитические элементы сознания. Связав проблемы своей родины с мировыми, "выварившись" в европейском социал-демократическом "котле", при сильном влиянии Парвуса, в голове евразийца Троцкого зародилась идея мировой перманентной революции. Как показало время, эта идея (как, впрочем, и вся марксистская теория) оказались утопичными.

     В 1912 году газета "Киевская мысль" заказала ему серию статей о Балканах, где сложилась взрывоопасная ситуация, закончившаяся подряд двумя войнами, которые в киевской газете освещал Троцкий. Он был специальным военным корреспондентом, и в своих статьях с театра боевых действий призывал к... пацифизму. Через несколько лет это будет выглядеть невероятно, когда в 1915 году Троцкий писал: "Рабочие должны отвергнуть утопические требования буржуазного или социалистического пацифизма. Пацифисты порождают на место старых иллюзий новые и пытаются поставить пролетариат на службу этим иллюзиям...". Первая Мировая война сыграла огромную роль в изменении его мировоззрения: "... Я не допускал и мысли, что социал-демократия станет просто ползать на брюхе перед национальным милитаризмом". Троцкому оставался один выход - к социалистическим радикалам-большевикам. Его выслали из Австрии в Швейцарию, затем - во Францию и, наконец, в Испанию. Накануне нового 1917 года, находясь на палубе испанского корабля, семья Троцкого, глядя на тающие скалы Гибралтара, покидала "... старую каналью - Европу", отправляясь в США; он не знал тогда, что пробудет там всего два месяца.

     В феврале 1917 года в России был свергнут царь. Мог ли Троцкий долго оставаться в стороне от событий, которых ждал, за которые агитировал всю жизнь? В марте он уже был в Петрограде, где установил контакт с Лениным. Он был "нарасхват": с утра и до поздней ночи выступал на многочисленных митингах в Кронштадте, Путиловском заводе, трамвайном депо, в студенческих аудиториях. Особенно его любили кронштадтские моряки, которые охраняли его и семью. С помощью матроса Маркина Н.И. Седова решила квартирный вопрос, определила детей в школу (в этой же школе учились сыновья Керенского, Каменева, Шостакович).

     Между тем, на фронтах Первой мировой войны русские войска терпели поражения. И Временное правительство нашло виновников - ими оказались большевики. Надо сказать, что логически это объяснялось легко - германское правительство было заинтересовано в выходе России из войны, а способ для достижения этого был один: победа революции в России. То, что большевики вели антивоенную агитацию, не подлежит сомнению. Были ли они материально связаны с германскими властями? До сих пор этот вопрос остаётся открытым: никто его не опроверг и не подтвердил. Имеющиеся архивные документы чаще всего оказываются фальшивками. Обывателю нужно было какое-то объяснение затяжных неудач русской армии, любой миф о предательстве, шпионаже, содействии большевиков немцам находил благодатный отклик среди народа. Четвёртого июля 1917 года Временное правительство выдало ордера на арест Ленина, Зиновьева, Каменева и многих других видных большевиков. Начался разгром редакции газеты "Правда", Ленин ушёл в подполье. Наступил один из критических моментов борьбы. Именно тогда Троцкий опубликовал знаменитое открытое письмо Временному правительству.

    "Граждане министры! Я знаю, что вы решили арестовать товарищей Ленина, Зиновьева и Каменева. Но ордер на арест не выдаётся на меня. Поэтому я считаю необходимым обратить ваше внимание на следующие факты:
     Я в принципе разделяю позицию Ленина, Зиновьева и Каменева и отстаивал её в моей газете "Вперёд" и во всех моих публичных выступлениях.

    Моя позиция в отношении событий 3 - 4 июля совпадает с позицией упомянутых выше товарищей".

   Это было очень мужественное заявление, которое посеяло сомнение в народных массах. На митингах происходили яростные стычки сторонников и противников Троцкого, когда он бросал в толпу: "Тот, кто называет руководителей революции немецкими шпионами - негодяй". Через две недели его арестовали и посадили в "Кресты". Когда революционный Петроград узнал об его аресте, поднялась буря протестов. Популярность Троцкого росла, хотя сам он не мог ответить на вопрос: "Большевик он, или меньшевик". Этот вопрос решился автоматически.

Через несколько дней после его ареста открылся VI съезд РСДРП(б), на котором Троцкого сразу же избрали в ЦК, причём он набрал всего на три голоса меньше Ленина (оба они на съезде отсутствовали). Начался новый, последний этап предреволюционной борьбы: меньшевики и эсеры предпочли союзу с большевиками коалицию с кадетами. Учитывая создавшееся положение, Троцкий выступил от имени большевиков в сентябре 1917 года на Демократическом совещании - форуме политических партий, собравшихся с целью определить дальнейший путь развития революции. Он потребовал вооружения Красной гвардии. Ленин высоко оценил позицию Троцкого на этом форуме. 25 сентября он был вторично (после 1905 года) избран Председателем Исполкома Петросовета.

В своей речи после избрания он сказал: "... мы будем вести работу Петросовета в духе законности и полной свободы для всех партий. Рука Президиума никогда не поднимется для подавления меньшинства...". Слова оратора потонули в шквале оваций. Ведь среди меньшинства немалую роль играли меньшевики, эсеры, кадеты и представители других, более мелких, партий. Скоро эти лозунги будут забыты, а Троцкий вместе с другими большевистскими вождями после октябрьского переворота 1917 года начнёт создавать тоталитарное государство, лишённое всяких признаков плюрализма. Достаточно прочесть списки арестантов первого советского лагеря смерти, созданного по личному приказу Ленина, - Соловецкого - чтобы предугадать будущий ГУЛАГ, произвол и убийства, жертвами которых, в конце концов, стали и вожди революции.

Но это будет ещё не скоро, а тогда в предоктябрьские дни Троцкий тщательно обдумывал и создавал структуру руководства восстанием. При Петросовете создаётся Военно-революционный комитет (ВРК) - орган подготовки и руководства восстанием, во главе которого стоял Троцкий, а во главе Бюро - эсер Лазимир, чтобы подчеркнуть советский, а не партийный характер органа. Это был подлинный штаб восстания. Однако, после смерти Ленина, история стала перекраиваться, и "штабом восстания" стал созданный на бумаге Военно-революционный центр, который оказался символическим, однако, в его составе был Сталин. Центр организационно входил в ВРК, что не помешало Сталину позднее сказать, что "...никакой особой роли в Октябрьском восстании Троцкий не играл и играть не мог... Он выполнял лишь волю соответствующих партийных инстанций, руководивших каждым шагом Троцкого... Он был человек сравнительно новый для нашей партии в период Октября".

Таким "принципиальным и правдивым" был будущий "вождь и отец всех народов". В капитальной работе Истпарта "Революция 1917 года (июнь - октябрь)", подготовленной в 1924 - 1926 гг., (то есть, после зенита славы Троцкого и смерти Ленина) Сталин упоминается 10 раз, в то время как Троцкий - 109. Комментарии излишни! В 1927 году, когда отмечалась десятая годовщина Октября, Истпарт послал многим его участникам подробную анкету. Троцкий был уже в опале, но, тем не менее, анкету получил и заполнил. Кроме анкеты он послал письмо "О подделке истории Октябрьского переворота, истории революции и истории партии". В ответ на решительное оспаривание Сталиным высокой оценки Ленина, данной Председателю Петросовета как организатору и руководителю Октябрьского вооружённого восстания, Троцкий цитирует сказанные 6 ноября 1918 года слова... Сталина: "Вся работа по практической организации восстания происходила под непосредственным руководством Председателя Петроградского Совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета (!!! - В.О.) партия обязана, прежде всего, и главным образом т. Троцкому".

Троцкий добавляет: "Давно отмечено, что правдивый человек имеет то преимущество, что даже при плохой памяти не противоречит себе, а нелояльный, недобросовестный, неправдивый человек должен всегда помнить то, что говорил в прошлом, дабы не срамиться". Давая оценку вождям революции, Троцкий в этом же письме писал: "...позвольте мне, как довольно близкому участнику и свидетелю того времени, уже в качестве свидетеля, показать следующее. Роль Ленина не нуждается в пояснениях. Со Свердловым я встречался тогда очень часто, обращался к нему за советами и за поддержкой людьми. Тов. Каменев, который, как известно, занимал тогда особую позицию, неправильность которой признана им самим давно, принимал, однако, активнейшее участие в событиях переворота... Но при всём напряжении памяти, я совершенно не могу ответить себе на вопрос, в чём, собственно, состояла в те решающие дни роль Сталина? Ни разу мне не пришлось обратиться к нему за советом или за содействием. Никакой инициативы он не проявлял".

   Троцкий был выдающимся оратором, способным заставить толпу поверить выдвинутому лозунгу, увлечь несколькими страстными фразами тысячную аудиторию. Его не учили основам ораторского искусства, но высокая эрудиция, самозабвенная увлечённость и убеждённость идеей (как оказалось - ложной) были той магической силой, которая творила чудеса: люди ждали от него откровений и получали их: для каждой аудитории он находил свои слова. "Жизнь кружилась в вихре митингов", - писал он позднее, вспоминая предреволюционные месяцы. Это был российский Дантон - великий трибун и агитатор. Через несколько дней после переворота и ареста министров-социалистов и демократов Временного правительства, реагируя на недовольство народа этими мерами новой власти, Троцкий произнёс зловещие слова: "...мы переживаем новое время, когда обычные представления должны быть отвергнуты...".

   Отвергнуты они были уже очень скоро: министров-кадетов А.И. Шингарёва и Ф.Ф. Кокошкина расстреляли на больничных койках. Не теряя времени, большевики приступили к революционной "зачистке", которая продолжилась созданием в конце 1917 года зловещей ВЧК и завершилась построением ГУЛАГа, когда вся гигантская страна превратилась в один огромный кровавый полигон, одним из действующих лиц которого был Троцкий. Вот что писал в своей газете "Новая жизнь" М. Горький 7 ноября 1917 года в заметке "К демократии": "... Ленин, Троцкий и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чём свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия. Слепые фанатики и бессовестные авантюристы сломя голову мчатся якобы по пути к "социальной революции" - на самом деле это путь к анархии, к гибели пролетариата и революции...".

   Были ли у Троцкого оппоненты в собственной большевистской среде? Были. Многие не могли простить ему меньшевистского прошлого. В среде обывателей особенно муссировалось его еврейское происхождение. Коротко о "еврействе" одного из главных вождей революции, которое подчёркивали ранее и подчёркивают сейчас его недоброжелатели. Часто деятельность Бронштейна антисемиты связывают с "сионистским заговором", "жидомасонами", "еврейскими происками". Такими "доводами" можно убедить лишь самих антисемитов.

Троцкий хорошо знал настроение "толпы", когда отказался от предложенного Лениным поста наркома внутренних дел, заявив, что "люди не поймут назначение еврея на эту должность". О еврейском происхождении постоянно напоминали ему враги, но что бы они не говорили, Троцкого нельзя упрекнуть ни в национализме, ни в сионизме, ни в расизме. Интернационализм Троцкого можно осуждать или приветствовать, но отмахнуться от этого факта невозможно.

В 1923 году он говорил московскому раввину Мазэ: "Если осуществление коммунизма потребует принести в жертву хотя бы всего еврейства, это будет прекраснейшая миссия, которая только может выпасть на долю народа". Вот его ответы в интервью 1932 года. Отношение к еврейскому языку: "Как ко всякому другому языку". Отношение к сионизму: "Я, разумеется, противник сионизма и других видов самоизоляции еврейских рабочих...".

У него был свой бог - коммунизм, своя религия - мировая революция. Немногие из вождей при жизни подверглись такой критике, как Троцкий. В годы революции и гражданской войны его боготворили свои и проклинали чужие. Этот человек был Богом революции. Два имени стояли тогда рядом: Ленин и Троцкий - они были известны не только стране, но и всему миру.

Судьбе было угодно распорядиться так, что в Троцком соединились непоколебимая вера в коммунистические идеалы и преступная беспощадность пролетарской диктатуры, он был одним из фактических вдохновителей красного террора и его главной жертвой. Революционер-фанатик, он не имел близких друзей. Более высокий интеллект он признавал только у Ленина (да и то только после июля 1917 года). А до этого, эпохального для обоих лидеров года, Троцкий часто критиковал Ленина, называя в одной из ранних статей "Максимилиан Ленин" (имея в виду его диктаторские замашки). Ленин даёт ему едкую характеристику в письме к И. Арманд: "Вот так Троцкий!!! Всегда равен себе - виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым, пока можно...".

В 1913 году Троцкий пишет: "... Дрянная склока, которую систематически разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении... Всё здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несёт в себе ядовитое начало собственного разложения...". Возможно, эти ранние оценки Троцким личности Ленина ближе к истине, чем наступившая во время революции и после неё политическая гармония двух лидеров.

Во время Гражданской войны любое, даже самое бесчеловечное, решение Троцкого, направленное на победу революционной "справедливости", безоговорочно одобрялось Лениным. В 1918 году Председатель Совнаркома выдал Троцкому чистые фирменные бланки со своей подписью, на которых тот мог писать приказы, заранее подписанные вождём. Такова была степень доверия двух первых людей государства в решающие годы его существования. В то же время, та, ранняя оценка Лениным поведения Троцкого позднее была использована Сталиным в нагнетании истерии против Троцкого. При этом замалчивалось, что все расхождения Троцкого с Лениным носили фракционный характер предреволюционной дискуссии. Сталин был тонким интриганом, и ему удалось создать антитроцкистскую коалицию. В 1935 году была даже состряпана фальшивка о том, что в 1902 году Троцкий был агентом царской охранки, а в 1917 году - немецким шпионом. Правда, от этой галиматьи пришлось отказаться, так как она не вязалась с ролью Троцкого в Первой русской революции 1905 года (председатель Петросовета), и тем более - с эпохой 1917 года, когда Троцкий был, по-существу, первым лицом октябрьского переворота (по словам Ленина "... Троцкий организовал и руководил восстанием 25 октября").

Будучи руководителем советской делегации в Бресте на переговорах с немцами о мире "без аннексий и контрибуций", он сразу же понял, что избранная форма переговоров не пройдёт: передовые позиции русской армии были оставлены войсками и вести переговоры в таких условиях хотя бы на-равных - не реально. Троцкий считал, что было бы "... более целесообразным отступать", сохраняя статус "ни мира, ни войны", чем добиваться позорного "мира любой ценой", на чём настаивал Ленин. На съезде партии в марте 1918 года, где решался вопрос ведения войны, Троцкий заявил: "Сколько бы мы ни мудрили, какую бы тактику ни изобретали, спасти нас, в полном смысле слова может только европейская революция". При голосовании он воздержался, тем самым предотвратив раскол партии. Одновременно он отказался от поста первого советского Наркоминдела. Очень скоро, в ноябре 1918 года в Германии произошла революция, приведшая к аннулированию грабительского Брестского мира. Троцкий в своём предвидении ошибся всего на несколько месяцев.

Итак, его теория перманентной революции сработала? Он уже видел пролог мирового пожара, певцом которого был всю жизнь, до последнего вздоха. Для победы, как он считал, нужно было одно условие - насилие. Кстати, по вопросу о насилии Ленин полностью разделял его взгляды, а иногда был более радикален. Вот выписка из его письма Троцкому во время борьбы с Юденичем (22. 10. 1919 года): "Покончить с Юденичем нам дьявольски важно. Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать ещё тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулемёты, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича?". Кто знает, может быть, именно кровавая вакханалия Гражданской войны и массовые репрессии большевиков к представителям других партий и слоёв общества отвратила от коммунистической идеи народы Европы?

Даже Плеханов, оценивая результаты Октябрьского переворота, предостерегал: "Несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну... Власть должна опираться на коалицию всех живых сил страны... Сознательные элементы нашего пролетариата должны предостеречь его от величайшего несчастья, которое только может с ним случиться". Ни Ленин, ни Троцкий не принимали всерьёз трезвые мысли "буржуазного перерожденца" и... просчитались.

   Во время Гражданской войны Троцкий был Председателем Реввоенсовета республики: он отличался широтой стратегического и тактического мышления, твёрдостью в принятии решений и личной храбростью. Во многом благодаря его полководческому таланту Красная армия в неимоверно тяжёлых условиях смогла отстоять завоевания Октября. И всё это было подчинено построению светлого коммунистического будущего. Мы знаем, чем эти мечты закончились. Я ещё раз подчёркиваю, что в рамках очерка характеристику Троцкому дать невозможно. Из вышеприведенного вырисовывается образ железного революционера-фанатика, готового ради идеи пожертвовать всем: жизнью родных и близких; наконец, и своей жизнью. Интересно, что в личной жизни Троцкий, по словам близко знавших его людей, "несмотря на свою огромную популярность, оставался необычайно прост, приветлив и человечен. О кличках - "наш любимый Вождь", "наш великий Учитель", "любимый Отец народов" и пр. - которыми украшались коммунистические главари, Троцкий сказал мне... "пошлая дурацкая театрализация". (Ю.П. Анненков. "Дневник моих встреч"). В статье Троцкого "Сергей Есенин", опубликованной в "Правде", 19. 01. 1926 года и посвящённой памяти поэта, автор пишет: "Мы потеряли Есенина - такого прекрасного поэта, такого свежего, такого настоящего. И так трагически потеряли. Он ушёл сам, кровью попрощавшись с необозначенным другом, - может быть со всеми нами. Поразительны по нежности и мягкости эти его последние строки... Есенин слагал острые песни хулигана и придавал свою неповторимую, есенинскую напевность озорным звукам кабацкой Москвы. Он нередко кичился дерзким жестом, грубым словом. Но надо всем этим трепетала совсем особая нежность неограждённой, незащищённой души. Полунаносной грубостью Есенин прикрывался от сурового времени, в какое родился, - прикрывался, но не прикрылся... Есенин не был революционером, он был интимнейшим лириком. Эпоха же наша не лирическая. В этом главная причина того, почему самовольно и так рано ушёл от нас и от своей эпохи Сергей Есенин... Есенин интимен, нежен, лиричен - революция публична, эпична, катастрофична. Оттого-то короткая жизнь поэта оборвалась катастрофой... Поэт погиб потому, что был несроден революции. Но во имя будущего она навсегда усыновит его...".

   Прежде всего, эта статья глубоко человечна. Во-вторых, написана она профессионалом высочайшего класса. Среди пролетарских "вождей" таким сочетанием не обладал никто (включая Ленина) да и вряд ли кто-либо другой из них решился написать такие проникновенные слова о поэте, покончившим с собой из-за неприятия революции, поэте, "несродным революции".

   Пытаясь охарактеризовать личность Троцкого, прежде всего надо отметить целостность его натуры. Он был одержим "одной, но пламенной страстью" - ложной идеей мировой революции, поверив в необходимость "высшей абсурдности" смертоносных боёв за мир и счастье будущих поколений, и пал её жертвой. В то же время это была личность крайне сложная и парадоксальная: в нём совмещались, применяя его же слова, такие противоположные качества характера как "революционная катастрофичность" и глубокая "лиричность". О выдающихся способностях Троцкого как оратора, публициста, полководца сказано выше. Он был счастлив, что его жизнь совпала с революцией, и что он был одним из активнейших её участников. Находясь в изгнании в Мексике, в небольшом городке Койоакан, не сомневаясь, что он обречён, Троцкий писал за несколько месяцев до смерти: "Жизнь прекрасна. Пусть будущие поколения очистят её от всякого зла, от подавления, от жестокости и будут полностью наслаждаться ею... Моя вера в коммунистическое будущее человечества сейчас не менее горяча, но более крепка, чем в дни моей юности... Каковы бы, однако, ни были обстоятельства моей смерти, я умру с непоколебимой верой в коммунистическое будущее". Блажен, кто верует!!!

    После депортации из СССР, Троцкий основал антисталинский IV Интернационал. Возможно, он раньше других понял зловещую роль Сталина. В 1932 году он писал: "Сталин завёл нас в тупик. Нельзя выйти на дорогу иначе, как ликвидировав сталинщину... Надо, наконец, выполнить последний настоятельный совет Ленина: убрать Сталина". Это был основной лозунг "нового троцкизма". Как показало время, он был абсолютно верным, но, к сожалению, чересчур запоздалым: большевики (и Троцкий в их числе) создали чудовищного монстра, уничтожавшего всех и вся на своём пути к власти. Началась "охота" на Троцкого. Генерал П.А. Судоплатов вспоминает, как Сталин "обосновал" ликвидацию Троцкого: "... Война надвигается. Троцкизм стал пособником фашизма. Нужно нанести удар по IV Интернационалу. Как? Обезглавить его...".

   Сталин не обременял себя этическими нормами и не искал алиби. Сторонники Троцкого во всех странах "загадочным" образом уходили в мир иной. 24 мая 1940 года на Троцкого было совершено покушение. Во главе стрелявших был известный мексиканский художник-коммунист Сикейрос. Покушение закончилось неудачей. Спустя годы у него хватило мужества сказать: "Моё участие в нападении на дом Троцкого 24 мая 1940 года было преступлением". Операцию организовал резидент ГПУ Н.И. Эйтингон - личность легендарная (он работал в Шанхае с Рихардом Зорге, руководил действиями Кима Филби, в дальнейшем был репрессирован, но чудом выжил). Был срочно пущен в ход второй вариант и 20 августа Троцкий был злодейски убит в своём кабинете за письменным столом испанским коммунистом, агентом НКВД Рамоном Меркадером. Отбыв 20-летнее наказание в мексиканской тюрьме, убийца был доставлен на Кубу, затем - в Москву. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В средине 70-х годов Меркадер переехал на Кубу, где умер от саркомы в 1978 году. Погребён на Кунцевском кладбище в Москве под чужой фамилией.

     На тихой и узкой улочке Койоакана, под сенью мексиканских деревьев находится странный памятник: на бетонной плите выдавлены большие серп и молот с надписью над ними: "Leon Trotsky". Эта плита стала главным (и единственным!) памятником не только Троцкому, но и всей эфемерной идее мировой революции, пленником и вдохновенным певцом которой он являлся до последнего мгновения своей жизни... В то же время, в России совершается очередной парадокс: реанимируется диктаторский режим. В открытую пишут и выступают с депутатских трибун высшие чины государства, призывая реабилитировать величайшего сатрапа и убийцу десятков миллионов людей, Сталина. Коротка человеческая память: кто помнит сейчас о раскулачивании, о "голодоморе", о Большом терроре, об уничтожении к началу войны цвета Красной армии, о жутком 1941 годе? А все послевоенные процессы - и везде шпионы, троцкисты и евреи. Старое поколение гулаговцев почти вымерло, а молодому поколению "нашинцев" уже пудрят мозги и подкармливают пряниками.

    Появляются первые памятники тирану, уже рассматриваются проекты переименования улиц и проспектов. Всё возвращается на круги своя...
Tags: Троцкий
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments