yadocent (yadocent) wrote in tov_trotsky,
yadocent
yadocent
tov_trotsky

Categories:

Мехлис о поисках троцкистов под кроватью

Из речи т. Мехлиса. 4 марта 1937 года

Мехлис. Товарищи, после доклада т. Сталина выступать довольно трудно, ибо основное и решающее он сказал так, как сказать кому-либо из нас трудно. Тов. Сталин мощным прожектором осветил пути нашей дальнейшей борьбы, он показал, как лечить партию от идиотской болезни — беспечности.
Я хочу остановиться на недостатках нашей печати. Шпионско-вредительская деятельность троцкистов задела и наши газеты. В Советском Союзе мы имеем до 7 тыс. печатных газет и огромную армию стенновок и многотиражек, заводских газет. Мы имеем всякого рода областных газет 400, районных газет 3300, в совхозах и в МТС — 800 газет. В органах печати, в газетах работают десятки тысяч журналистов, но для повышения их политического и культурного уровня почти ничего не делается. Плохо обстоит дело с газетными кадрами, с их подбором. Засоренность их необычайная. Здесь много бывших меньшевиков, эсеров, здесь много побывавших в разных оппозициях. Всякого человека, более или менее способного и дельного, систематически с газетной работы забирают и переводят на работу советскую, на работу партийную. Теоретическая подготовка газетных кадров низка. Кадры годами не готовились и, если говорить на этом пленуме открыто, а это делают все члены пленума, то надо признать, что Стецкому, который годами ведал печатью, потомство за это благодарности не вынесет. (Общий смех).

...Редактора ряда газет, в том числе и областных, оказались троцкистами. Так было, например, в «Грозненском рабочем» — редактор Хейфец, в «Таганрогской Правде» — редактор Маринсон, в «Коммунисте Таджикистана» — Глуховской... (Читает.).

Немало троцкистов пролезло и в аппарат редакций и, особенно подчеркиваю, в наши типографии, и теперь разоблачены. К сожалению, никто в аппарате ЦК не располагает суммарными данными о троцкистах, разоблаченных как пробравшихся в органы печати, пробравшихся в типографии. В редакциях и типографиях наших газет сейчас еще, несомненно, остались троцкистские корешки. Откуда этот вывод можно сделать? Не голословен ли он? Нет, он не голословен. Этот вывод напрашивается из ряда вредительских явлений, которые имеют место и сейчас в наших газетах, особенно в районных. Открыто выступить теперь с антисоветской статьей никто не осмелится, таких дураков вы не найдете, поэтому троцкисты прибегают к своеобразной «критике» нашей партии и советской власти, дискредитации руководства. Они пользуются такими методами, которые позволяют нашим редакторам или простачкам газетным и партийным говорить об описках или опечатках и т. д. Между тем, серьезный анализ этих опечаток, серьезный анализ этих описок показывает, что мы имеем дело с вредительскими ошибками, что мы имеем дело с вредительскими опечатками.

Я не буду голословен и возьму материал. Вот Харьковская заводская газета «Коминтерновец». В декабре 1936 г., выпуская номер газеты, редактор допускает, что на первой полосе имеется снимок, и на этом снимке т. Сталин — в гробу, под видом, что кто-то читает газету, но все это так обтяпано и обстряпано, что т. Сталин оказывается в гробу. А вот другая газета, как будто бы безобидный заголовок: «Всенародное обсуждение Конституции». А вот подзаголовок: «Сталинская Конституция — гроб», а дальше идет новый подзаголовок «капитализма всего мира».

Возьмем 50-летний юбилей т. Орджоникидзе. За подписью т. т. Эрколи, Пика, Мануильского идет целая фраза: «всегда вел от победы к победе», и дальше вписка: «и хуже быть не могло». Это вписали от себя вредители. Вот районная газета. (Сталин. Это откуда?) Это районная газета «Коммунар». (Голос с места. Где, в каком крае?) Газета Горьковского края. Возьмет газету «По ленинскому пути». (Голос с места. Какого района?) Это Матвеевского района. (Голос с места. Области какой?) Здесь введен отдельчик «В райкомах ВКП(б)». Что они пишут о своей работе? «Особенно плохо то, что у нас нет критики, ее не любят и ненавидят (и дальше идет критика). Руководители наших районных организаций и колхозов превратились в старых управляющих (времен помещичьего строя), они оторвались от масс». Вот началась критика. Возьму другой материал. Вот идет, якобы, критика троцкизма. О Троцком идет речь. Обвиняют некоего Жарова, но все, что он говорил о Троцком, вываливается в газету, и перед читателем получается следующая его характеристика. (Голос с места. Какая это газета?) «За коллективизацию», орган Ново-Узинского райкома и райисполкома. А написано следующее, что Троцкий — заслуженный политический деятель, который много делал не только для СССР, но и для рабочих и крестьян всего мира. Троцкий имеет даже больше трудов, нежели Ленин. (Голос с места. Какая газета, где издается?) «За коллективизацию», орган Ново-Удинского райкома и райисполкома. (Голос с места. Саратовский край.)


Мехлис. Возьмем следующее. Вот бесподобная вещь— портрет. Если техника не позволяет, не давайте портретов в газетах. Но давать такой портрет — это значит издеваться над т. Ждановым. (Голос с места. Какая газета?) Газета «Коммуна» Воронежского обкома ВКП(б), облпрофсовета и горкома г. Воронеж.) Вот — «Конституция — основной закон» — это «Горьковская коммуна» — областная газета, орган обкома партии. «Конституция — основной закон», фотография т. Сталина, а под этой фотографией написано: «результаты канцелярской работы». Вот газета «Лесной колхозник», орган Лесного райкома и райисполкома Калининской области. «Расстрелять всю банду наемных убийц». Подборка идет, а под подборкой фотография т. Ежова. Вот газета «Рулевой», орган политотдела и парткома Первомайского зерносовхоза. Заголовок: «Злейшие враги народа», а под ним идет портрет товарища Сталина. «Да здравствует Сталинская конституция», «Изучают конституцию», «Злейшие враги народа». Товарищи, я не хочу задерживать вас и боюсь, что у меня времени мало, но вот таких материалов у нас уйма, без конца. Во всяком случае, эти материалы позволяют делать выводы, что тут не описки, не опечатки. Надо уметь отличать описки и опечатки от сознательных вредительских действий. И надо уметь на основе этих материалов делать выводы о необходимости специального подбора всего низового газетного состава работников и состава работников типографий.

...В Киеве тоже развито подхалимство. В газете «Пролетарская Правда», я вам приведу один номер, и в этом номере фамилия руководителя областной партийной организации повторяется примерно шестьдесят раз. Из этого надо было какой-то вывод сделать. А кто это делает? Никто иной, как Семченко — двурушник и Дзенис — известный левак, троцкист Содин. Мне думается, что троцкисты, которые шестьдесят раз называли фамилию руководителя областной партийной организации в газете, они несомненно дискредитировали его. (Голос с места. Кого?). Вы же знаете, кто руководил областной партийной организацией, конечно, Постышев. Но, т. Постышев выступил здесь, и выступление его носило такой характер, как будто т. Постышев не сделал еще всех выводов до конца из этого положения, ибо о подхалимстве он ни слова не упомянул. Это значит, что т. Постышев не замечал этого подхалимства. У нас в шутку мы это подхалимство называем «лизатотерапия». (Смех.). Оно способствует росту болезней. И надо редакторскому аппарату отвечать за эти безобразные явления...

«Харьковский рабочий» только в пяти номерах опубликовал отдельные корреспонденции и материалы, довольно крупные, с 68 новыми фамилиями. «Социалистический Харьков» напечатал 56 фамилий, «За рудный Днепропетровск» — 6, «Большевик» в четырех номерах — 36, «Коммунист киевский» в 8 номерах — 38, «Пролетарская правда» — 77. Очевидно, киевские товарищи не представляют себе, что сплошное разоблачение в газетах материала о троцкистах создает ложное представление об удельном весе троцкистов в стране. (Голос с места. Правильно!) Не случайно был поставлен вопрос перед т. Кабаковым со стороны т. Сталина. Когда т. Кабаков говорил о разоблачении троцкистов, т. Сталина спросил, а сколько у вас членов партии? И оказалось, что на 48 тыс. членов партии два троцкиста. Наши газеты небольшие. Надо иметь голову на плечах, если вся газета будет наполняться с начала до конца материалами о разоблачении разоблаченных троцкистов, которые уже арестованы и сидят в наших тюрьмах. Это для неискушенного члена партии создает ложное представление об удельном весе троцкистов в стране. (Голос с места. Правильно! Сталин. Про «Правду» что-нибудь скажете? Смех). Если мне потом слово дадут. (Смех.)...

Последнее — о самокритике. Нельзя сказать, чтобы в нашей печати с самокритикой все дело обстояло бы совершенно благополучно. В наших газетах было немало материала о троцкистах и двурушниках, и этот материал не был использован для разоблачения врагов. Кое-где самокритика проводится по табелю о рангах. (Сталин. Ну, а как с самокритикой в «Правде»?) Да, я сейчас к этому перехожу. Когда-то Дагестанский обком вынес специальное решение, в котором указывал, кого газета не имеет права критиковать. Этот неписанный закон критики по табелю о рангах практикуется во многих газетах. В газету «Челябинский рабочий» еще в 1935 г. поступили сигналы о троцкистах Пятакове, Муравьеве, Смирнове и др., и эти материалы замариновали в газете, не дали им выхода. Тем самым троцкистская банда имела возможность продолжать вести свою предательскую работу. Такой материал имелся во многих и многих газетах, в том числе и в «Харьковском коммунисте». Неоднократные предостережения и сигналы ЦК о двурушничестве, сигналы, о которых так ярко и сильно говорил т. Сталин в своем докладе, они не были поняты до конца ни партийными организациями, ни газетными кадрами, иначе наши газетчики выступили бы против.

«Правде» не приходится жаловаться. Мы печатали немало материалов с критикой ряда партийных организаций, и партийные организации откликаются на нашу критику. Но я сейчас буду говорить о двух партийных организациях — об Азово-Черноморском крае и о Днепропетровской области, потому что здесь мы имеем дело с фактами, заслуживающими особого внимания пленума. Тов. Шеболдаев выступил и говорил, что «Правда» в 1934 г. их критиковала. Да, мы печатали значительный материал относительно троцкистских вылазок в Ростове. Надо сказать, что краевой комитет партии и т. Шеболдаев не прислушались к голосу критики со страниц газет, послали Жалобу на нас в ЦК и не сделали необходимых выводов из тех сигналов, которые были даны нами. Пришлось ответить на эту жалобу, и мы ответили о том, что вылазки троцкистов имеют место не только в одной организации, не только имело место выступление троцкиста Владимирова на кафедре в ВКСХШ, но имеются вылазки троцкистов в Госуниверситетах. Там троцкист Крамаренко писал: партия выбрасывает троцкистов из своих рядов, и им ничего не остается, как встать на путь террора. Этот материал имел Ростовский комитет партии и Азово-Черноморский крайком.

В индустриальном институте студенты писали, что отмена хлебных карточек есть реставрация нэпа. В автодорожном институте при обсуждении вопроса о троцкистах сначала предоставили слово настоящему троцкисту, а потом выступил т. Жирнов с критикой троцкизма. В [...] институте Шаповалов высказывался о том, что в партии нужна свобода группировок, а весь коллектив не разоблачил Шаповалова. В этом же институте стенгазета, посвященная памяти т. Кирова, дважды срывалась неизвестными лицами. Портрет т. Кирова был однажды издевательски запачкан. А т. Шеболдаев взял под защиту и Ленинский райком партии, и Ростовский горком, и Дволайцкого, заведующего культпропом, и секретаря крайкома Малинова, которые располагали всеми этими материалами, но вместо того, чтобы разоблачить троцкистов, занялись уговариванием Владимирова, чтобы он признал свои ошибки. Люди рассматривают троцкизм, как это ярко отметил т. Сталин, не как контрреволюционную банду, а как политическое течение в рабочем классе. Только этим можно объяснить то, что они занялись уговариванием троцкиста, чтобы он признал свои ошибки. Что сделал Шеболдаев? Он послал опровержение, мы его напечатали и должны были с этим документом выступить против крайкома. А если бы крайком не проявил политической близорукости, после всех многочисленных и конкретных сигналов с указанием десятков фамилий, с указанием о троцкистских вылазках, причем нужно сказать, что они носили одновременный характер, то есть сразу в значительном количестве ростовских вузов выступили троцкисты,— если бы крайком не проявил политической близорукости, был более самокритичен, то не пришлось бы Азово-Черноморскому крайкому через пару лет иметь троцкистские вылазки на более расширенной основе, что закончилось, как вы знаете, для руководства не вполне хорошо.

Не лучше положение и в Днепропетровске. Это было также в 1934 году. В Днепропетровском институте, товарищи помнят это, окопалась кучка буржуазных националистов и троцкистов. Руководство горкома и газета «Заря» покровительствовали этим троцкистам. ЦК КП(б)У принял постановление о том, что «Бюро Днепропетровского горкома... (читает) ... стало на путь открытой защиты этих элементов». Вот две организации, Днепропетровская и Азово-Черноморская, не поняв по-настоящему, что значит большевистская самокритика, не прислушиваясь к конкретным сигналам печати с именами, фамилиями, адресами, пришли к такому положению, что через пару лет, через 3 года после этой критики, они имели троцкистские вылазки, более серьезные, более опасные.

Я кончаю. Настоящий пленум поставил вопросы, которые по своей значимости не уступают вопросам, обсуждаемым (я не боюсь здесь сказать) на наших партийных съездах. Предстоит большая прочистка мозгов, чтобы люди поняли. Надо быстрее перестроиться, надо начать работать и жить по-новому, как это требует ЦК, как этого требует т. Сталин. Обстановка в партии такова, что повышается ответственность каждого коммуниста, ответственность всех партийных кадров, в особенности того партийного генералитета, о котором сказал т. Сталин в этой связи. Кончая свое выступление, я хочу закончить анализом речи т. Осинского, кандидата в члены Центрального Комитета. Как я понял его речь? Члены пленума попросили Осинского на трибуну по вопросу о правах. Что же сказал т. Осинский? У меня нет желания говорить на эту тему. Таково было содержание первой части его речи. Во второй части своей речи он плел всякую чепуху, представил подлого двурушника Бухарина, этого всесветного путаника и словоблуда, как теоретика и великого публициста. А закончил свою речь о правых Осинский просьбой к Пленуму: «Не трогайте меня, дайте мне возможность уйти в науку». Что сие значит? Это, будем откровенно, бегство от политики тогда, когда вся партия ведет борьбу с врагами народа, это — попытка отсидеться. (Сталин. Долой науку! Смех).

http://istmat.info/node/30332
Tags: СССР, Сталин, документ, троцкизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments